Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Про поклонные горы

"... некоторые из холмов, находящихся около городов, называются поклонными горами. Предание говорит что название поклонных получили они от обычая русских, молиться при виде церквей, хотя и отдаленных. Приближаясь к городу, пешеходы и проезжие открывали его с этих холмов, за несколько верст, и поклонялись церквам; оставляя город, с тех же холмов видели его в последний раз и также обращались с молитвою, к святыне его. В окрестностях Москвы, по Тульской, Калужской, Смоленской и Волоколамской дорогам, а также и около других городов, встречаются холмы, сохраняющие название поклонных." с. 9 (19)

Военно-статистическое обозрение Российской империи. Том VI, часть 1. Московская губерния (1853)

Камчатская миссия. Из отчёта миссионеров.

Наяханский стан.
"В 1914 году было совершено 5 крестных ходов, из них один был совершен к месту "Апапеля" 21 мая, где "Апапель" уничтожен, а также отобраны бубны и преданы огню. На месте "Апапеля" водружен крест. Сожжен и другой "Апапель", найденный на берегу моря в 20 верстах от церкви, на месте его поставлен крест".

Палланский стан.
"Один крестный ход совершен в селении "Ваямполке" на место Апапеля, где были сожжены бубны".

Дранкинский стан.
"В селе Караге в 1914 году некоторые из жителей поклонялись деревянным идолам, известных у них под именами "Иванов" и "Марьев". После некоторых проповедей идолы были уничтожены самими жителями. В селении Кичиги между кочующими есть еще не крещенные язычники, которые занимаются шаманством".

"В деле просвещения большую пользу приносят внебогослужебные, беседы. После одной такой беседы между кочующими села Караги, через три месяца явился в село Дранку кочующий коряк „Эвсейвин“ — язычник, которому в конце беседы священником был показан крест и сказано, что распятый на нем Іисус Христос его победит, и что он примет православную веру, и заявил что после отъезда священника он — Эвсейвин, видит ночью все предметы в форме креста, если же пьёт из реки воду, то видит на дне её изображение креста. Эвсейвину было предложено священником креститься, который и принял Святое крещение, с наречением ему имени "Павла", в честь Святого славного Первоверховного апостола Павла, празднуемого Православной церковью 29 Іюня".

Владивостокские епархиальные ведомости. 1916 г. № 17

"Как ездят священники по приходу на Камчатке"

Эта статья священника Иннокентия Быстрова была опубликована в "Православном Благовестнике" в 1910 г. в № 17 и 18. Как оказалось, с сокращениями (напр. опущено описание сел. Харьюзовского — за 16-е ноября частично, за 17-е полностью).
Расширенный вариант статьи нашёл в издании "Владивостокские епархиальные ведомости" — 1910 г. № 1 (выезд из Тигиля 13 ноября 1908 г. + Напанский острожок) № 2, 4, 6

Описание чуда

Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского. Кн. 1 : 1828-1855 (СПб,1897)

См. письмо 1 (Уналашка, 1-го мая 1828)

Дополнение:
" Андрей Николаевич Муравьев, как известно, был близок почти со всеми современными ему высшими Иерархами Православной Церкви, и в числе их с покойным Московским Митрополитом Иннокентием (Вениаминовым). Знакомство их началось в первый приезд миссионера из Сибири в Петербург, в 1839 году, перед возведением его в сан Епископа Камчатского, Курильского и Алеутского. Муравьев тогда много беседовал с ним и записывал у себя всё, что от него слышал. О вышеприведенном событии из жизни почившего митрополита Иннокентия, описанном в письме его к Архиепископу Иркутскому Михаилу II, было записано Андреем Николаевичем (журнал «Эпоха» 1886 г. стр. 105–106) так: «Утешительно читать о столь чудесном промысле Божием над дикими, забытыми миром, сынами Адама, которые однако же не были забыты Провидением и, при недостатке средств человеческих, верою одного из старших своих питали в себе спасительную веру, хотя и слегка им проповеданную.

Ещё утешительнее было слышать о сем событии из уст самого очевидца, которые не навязывал никому сию назидательную повесть, а только скромно отвечал на деланные ему вопросы. Признаюсь, увлекаясь любопытством, и я невольно спросил у митрополита Иннокентия: отчего же не пошел он на зов таинственных мужей? Он отвечал мне: «легко нам теперь, здесь в Петербурге, сидя со всеми в сих покоях, рассуждать о таком явлении и судить мой поступок; но подумайте, каково было слышать зов сей в пустыне, да еще с такою оговоркой, если я сомневаюсь? Удовлетворениe любопытства могло бы ввести меня в искушение; страшно было сомневаться и как бы искушать Бога, когда я видел чистое учение старца, почерпнутое из небесного источника. Может быть, я заплатил бы спокойствием совести и целой моей жизни за такой недоверчивый поступок.

— Не сказал ли вам еще что либо старшина Алеутский? —спросил я.
Митрополит Иннокентий, тогда еще священник Вениаминов, отвечал, что он предсказал ему, что увидит царя, «и, конечно, мне бы никогда не пришло на мысль, что я буду в Петербурге и увижу Государя, а я всегда воображал, что когда-нибудь, по возвращении моем в Иркутск, удостоюсь там его видеть, если когда-либо предпримет туда путешествие».

Collapse )

"Краткий очерк распространения христианства в Сибири"

Читан 6 декабря 1882 г. членом иркутского миссионерского общества в торжественном собрании по случаю тресотлетнего сибирского юбилея в зале благородного собрания.

Иркутские епархиальные ведомости, 1882, № 51

«Можно ли этому не радоваться даже с чисто-политической точки зрения? Христианство есть наиболее действительное средство к обрусению инородцев и к приобщению их к европейской гражданственности. Вместе с русскою верою, инородец принимает рано или поздно русский язык, русский образ жизни, - обрезывает свою косу, меняет свою юрту на русскую избу, из кочевого быта переходит к оседлому, из пастушеского к земледельческому. Крещеный инородец перестает чуждаться просвещения» с. 663

«Монастыри, основанные казаками, были центрами, откуда особенно разливался свет христианства. /…/ Монастыри нарочито иногда покупали громленных инородческих девок, крестили и выдавали замуж за своих крестьян.» с. 657

"русских в Петропавловской гавани нет и денег ни копейки"

Священник Гаванской Богородско-рождественской церкви Филипп Волков, попавший на Камчатку с экспедицией Беринга (ИЕВ, 1874, № 32, с. 420) свидетельствует (1747 год):



П. Громов. Назначение в Камчатку духовной миссии в 1742 г. / Иркутские епархиальные ведомости, 1875, N 1

В каких номерах ИЕВ опубликована эта статья см. здесь - материалы конференции - пункт 1 на стр. 82 (в № 21, 24, 26 под заголовком "Назначение в Камчатку духовной миссии ..." напечатана история Иркутской Консистории)

--
Прошло 20 лет.
«В петропавловской гавани, о которой не упоминали мы с 1747 года, когда ее посетил архимандрит Хотунцевский, происходило между тем следующее: со времен экспедиции Беринга долгое время ее не посещало ни какое судно. Жители из неё разошлись по рекам, удобным для рыбнаго промысла. Экспедицкая церковь, при которой осталось только три дома, пришла чрез 20 лет в ветхость. Лесу для исправления церковного в окрестностях гавани небыло. По сим причинам, протоиерей Стефан испросил разрешение экспедицкую богородско-рождественскую церковь перенести за 15 верст на р. Паратунку, где жителей довольно, лесу много, и где к готовой уже обширной часовне остается прирубить алтарь. Освящение новой паратунской церкви в прежнее наименование Рождества Богородицы последовало 8 апреля 1766 года, а полуразрушенное экспедицкое церковное строение предано огню.» с. 152

П. Громов. Историко-статистическое описание камчатских церквей / Труды Киевской духовной академии, том первый, 1861

Почему не работают календарные приметы (конспект)

А.Н. Соловьев "Биота и климат в XX столетии. Региональная фенология" Москва, 2005 г. (О народных приметах - стр. 210)

Большинство народных примет сложилось до XIX века.
Предположительно, в начале XVI века народный календарь земледельцев, основанный на точно определяемых моментах солнечного цикла (а не на искусственных датах, вроде Нового года или Рождества Христова), слился с календарём православной церкви (юлианским). На протяжении нескольких поколений приметные дни в датах юлианского календаря оставались на своих местах.
Постепенно происходило расхождение приметных дней в датах официально действовавшего календаря с их исходным положением. Крестьяне продолжали следить за приметами, пытаясь по ним организовать хозяйственную деятельность, не зная, что ориентируются уже не по исконным приметным дням, а по соседним, затем уже по вторым и третьим дням от исходных дат. Приметы перестали сбываться.
(автор ссылается на статью Власов В.Г. Древнерусская агрономия и христианство // Наука и жизнь. 1989. №9)

Народная примета из интернета: 25 января. День святой мученицы Татианы. Снег на Татьяну - лето дождливое.
Смотрю за окно - снега нет. Но пасмурно. Впрочем, учитывая вышесказанное, примета сия уже не работает. Да и возникла она в другом климате - это было давно и далеко (не на Камчатке).

upd: в Метеорологическом вестнике за 1925 год (№2, с. 47) А. Шенрок предположил, что народные приметы указывают не на конкретный день, а на период времени около этой даты, разбирая примету "Екатерины мокрой" в Костромской губернии.

Религия коряков

Лессепсово путешествие по Камчатке и по Южной стороне Сибири, часть II, 1801 г. (рассказал Умиявин, общались на русском языке в Каменном и Ижигинске, см. стр. 149):

Сии суеверные действия при погребении, краткая печаль тех, которые в живых остаются, о том, кто мог быть для них любезным, суть по моему мнению, ясное доказательство их холодности к жизни, краткость коей их ни удивляет ни оскорбляет. Чаятельно, что система их религии ласкает их утешительною надеждою о безпрерывности существования; смерть по их мнению есть только путешествие к другой жизни; оставляя свет сей они не думают, что лишаются удовольствий, и есть другие увеселения, которыми идут они наслаждаться. (стр. 172)

Они признают высочайшее существо, создавшее все вещи. По мнению сих народов оно обитает в солнце, которого пламенный шар представляет им страну и Престол Владетеля природы; может быть, даже они не различают оное от сего небесного огня, которой они полагают ему жилищем. Так меня побуждает думать то, что они его не боятся, ни почитают; ни кто ни когда ему не молится; благость, говорят они составляет его сущность, оно не может вредить; всякое благо, которое на земле бывает, от него проистекает. Не показалось ли бы по сему, что зрелище безпрестанных и всеобщих благодеяний Царя звёзд, который даёт жизнь, действие и силу всему на земле, долженствовало вдыхать сие слепое упование, представляя сие светило мира так, как божество его сохраняющее. Началом зла, по их мнению, есть только злой дух, который с существом всеблагим разделяет царство натуры (1), могущество их равно; и один столько занимается счастьем человеческим, сколько другой старается сделать их несчастными. Болезни, непогоды, голод, все наказания суть его дело и орудие его мщения. Чтоб укротить сие его мщение, то принуждены бывают приносить дары и возсылать молитвы сему злому божеству; страх, который оно поселяет во всех сердцах, есть чувствие, которое заставляет их приносить ему жертвы; почтение, которое ему делают, состоит в жертвах очистительных. Ему приносят недавно родившихся животных, оленей, собак (2), первые плоды звериной и рыбной ловли, и всё то, что имеют лучшего. Молитвы, которые к нему возсылают, состоят в прошениях или приношении благодарности; там нет ни храма, ни жертвенника, куда бы его поклонники долженствовали собираться; везде сей воображаемый бог может быть почитаем; он внемлет Коряку, который один в пустыни его просит, так как и соединённой семье, которая думает его умилостивить с благоговением упиваясь в своей юрте, поелику привычка к пьянству сделалась у сего народа действием касающимся до религии и основанием всех торжеств.

1. Однакож они допускают ещё богов низших или подчинённых: одни из сих составляют роды богов домашних, покровителей их жилищ; в отличнейших местах юрты поставляют они сих идолов грубо вырезанных и закопченных дымом; они по Корякски их одевают, привешивают к ним колокольчики, кольцы, всякого рода посуды железныя и медныя. Другие низшие боги по их мнению обитают на горах, в лесах, в реках. Это приводит нам на память нимф в Мифологии древних греков помещённых.
2. В путешествии моём часто мне попадались остатки собак, зарезанных и повешенных на кольях, которые свидетельствовали о набожности жертвоприносителей.

Добавка к размышлению

Из инструкции тобольского митрополита Антония Стаховского священнику Ермолаю Иванову, посланному среди прочего и в три Камчадальских острога, выдана в 1723 г.:

6) С сказавшихся не бывшими у исповеди, взять штраф по именному указу 1722 г. сентября 24 дня, в первый раз с разночинцев и посадских по рублю, с поселян по 10 денег, во второй вдвое, в третий втрое; а упорных выслать в монастырь.

8) Построенные часовни разобрать, а имущество часовенное отдать в приходские церкви.
9) Безпотребное свечевозжение пред иконами на внешних церковных стенах и над воротами запретить.
10) Отобрать от церквей и от мирян медные и оловянные иконы и кресты, кроме крестов на персях.

Источник - протоирей Прокопий Громов "Историко-статистическое описание камчатских церквей", 1857 г., репринтное издание 2000 г., стр. 5 (ПК, "Скрижали Камчатки").
То же в "Прибавления к Иркутским епархиальным ведомостям" N 14 (30 марта 1863 г.) с примечанием, что "Указом с. Синода 1721 года существование часовен было строго воспрещено." с. 192

Ермолай Иванов приехал на Камчатку в 1732 году.

Collapse )