Category: религия

Как императрица Елизавета титульные листы уничтожала

" В это же время поднята была в Консистории тревога по розыскам печатных и письменных памятников ненавистного правления Бирона и принцессы Анны Брауншвейг-Люнебургской (Анны Леопольдовны), опекунши младенца Иоанна, наименованного императором России. Ещё в 1742 году императрица Елизавета велела стереть с лица земли русской все относящиеся к упомянутому правлению памятники, как то: титулы, манифесты, указы, грамматы, дипломы, и пр. и пр. Между прочим было опубликовано, чтоб все церковные книги, изданные в период того правления, собраны были со всей России, и присланы в те типографии, где какая книга печаталась, именно: в Московскую, Черниговскую и Киевскую; а типографии, по вырезании из этих книг листов, на которых значились титулы незаконных правителей, обращали бы оныя к своим местам и владельцам по принадлежности безмездно. Вслед за тем, в Ноябре того же 1742 года, вышло подтверждение, дабы всяк, кто имеет церковные или гражданские книги, печатаные во время бывших двух правлений, для надлежащей в титулах переправки, присылали в те типографии, в какой какая книга печатана, а печатаные в де Свянс-Академии, в оную Академию, на что даётся сроку полгода. А кто такие книги у себя удержит, за то каждый, без всякого упущения, штрафован будет.

Прошло от издания вышеприведенного именного указа, и от подтверждения, лет шесть, и наведена была в Синоде справка о собранных книгах, что же оказалось? Напечатанных в правление Бирона и Анны Брауншвейг-Люнебургской церковных книг было выпущено из одной Московской синодальной типографии 9635, в коих подлежало к вырезанию листов с известным титулом 66474; но по Май 1748 года возвращено в эту типографию только 2897 книг, с подлежащими к вырезанию 13829 листами. Следовательно преследуемых книг не доставлено по то время 6738 с подлежащими к вырезанию 52645 листами. Эта справка вызвала от Синода новый, строго-подтвердительный указ, от 18 Августа 1748 года, о прилежном осмотре духовными командами, не остаются ли где церковные книги, печатные или письменные с известным титулом, и о немедленной присылке таковых в синодальные и другие типографии, под опасением взыскания за всякое упущение. Впрочем, прибавлено в синодальном указе, во избежание напрасных расходов при пересылке книг в типографии, духовным командам предоставляется присылать в оные типографии одни только вырезываемые листы, самые книги возвращать местам и владельцам по вырезании листов без задержания.
/.../
Далеко за Якутском, при реке Амге, в церкви Преображения Господня найдена постная триодь, приложенная женою Якутского сына-боярского Матвея Тарлыкова по смерти его, вдовою Стефанидою Федоровною. Якутский заказчик священник Григорий Васильев вырезал из книги 4 листа, именно: 115-й 226-й 259 и 269, на которых упоминался известный титул, и листы прислал в Консисторию. Следовательно самая триодь, как редкость, должна поныне храниться при Амгинской Преображенской церкви. Но сохранилась ли? "

Иркутские епархиальные ведомости, 1875, №24, с. 329-321, 333 (Прибавления)

История повторилась в 20 веке, но уже с советским размахом, см. книгу К. В. Лютовой "Спецхран библиотеки Академии Наук: из истории секретных фондов" — Документы Главлита на изъятие литературы

Про поклонные горы

"... некоторые из холмов, находящихся около городов, называются поклонными горами. Предание говорит что название поклонных получили они от обычая русских, молиться при виде церквей, хотя и отдаленных. Приближаясь к городу, пешеходы и проезжие открывали его с этих холмов, за несколько верст, и поклонялись церквам; оставляя город, с тех же холмов видели его в последний раз и также обращались с молитвою, к святыне его. В окрестностях Москвы, по Тульской, Калужской, Смоленской и Волоколамской дорогам, а также и около других городов, встречаются холмы, сохраняющие название поклонных." с. 9 (19)

Военно-статистическое обозрение Российской империи. Том VI, часть 1. Московская губерния (1853)

Из истории камчатской церкви

Сибирский вестник, 1905 г. №81:
"В Иркутске при отделе географического общества организована архивная комиссия. В заседании 31 марта были сделаны два доклада. Свящ. Дроздов нашел в архиве иркутской консистории интересный материал для характеристики нравственного уровня камчатского клира в конце XVIII века. Вновь прибывший в Камчатку священник Попов поссорился с начальником местной команды; началось следственное дело, данные которого и рисуют картину жизни клира того времени.
/.../
Историк местной церкви Громов об этом священнике Попове говорит: нашелся энергичный пастырь, который пробрался в дальние захолустья и присоединил к христианству 11 душ. Иначе рисуется этот подвиг в "деле": Попов ездил с запасом плетей, бил и мучил инородцев и возвратился с большой добычей мехов." с.2

О том же В. М. Головнин — https://nol21.livejournal.com/263895.html (курильцы очень боятся камчатских священников)

Впрочем, в те давние времена "никто не удивлялся, когда Тобольский митрополит Антоний Стаховский, снабжая отправляемого в Камчатку священника Ермолая Иванова инструкцией, поместил в ней против нечистой жизни такую меру: блудников смирять монастырским смирением — плетьми, и в цепь садить. И наказание и казенные выражения были в потребности того времени, между которым и нынешним легла теперь бездна, в коей скоро погрязнет самая память о наказаниях телесных" (Иркутские епархиальные ведомости, 1863, №35, с.559)

upd: в 50-х годах 18 века иеромонах "Пахомий в случае обнаружения суеверий, делал увещания, вразумления, наставления, налагал эпитемии, и только упорно неисправимых отсылал в Большерецкую канцелярию для наказания телесного." — Протоиерей Громов. Назначение в Камчатку духовной миссии в 1742 году // Иркутские епархиальные ведомости, 1875, №40, с. 552

Религия коряков

Лессепсово путешествие по Камчатке и по Южной стороне Сибири, часть II, 1801 г. (рассказал Умиявин, общались на русском языке в Каменном и Ижигинске, см. стр. 149):

Сии суеверные действия при погребении, краткая печаль тех, которые в живых остаются, о том, кто мог быть для них любезным, суть по моему мнению, ясное доказательство их холодности к жизни, краткость коей их ни удивляет ни оскорбляет. Чаятельно, что система их религии ласкает их утешительною надеждою о безпрерывности существования; смерть по их мнению есть только путешествие к другой жизни; оставляя свет сей они не думают, что лишаются удовольствий, и есть другие увеселения, которыми идут они наслаждаться. (стр. 172)

Они признают высочайшее существо, создавшее все вещи. По мнению сих народов оно обитает в солнце, которого пламенный шар представляет им страну и Престол Владетеля природы; может быть, даже они не различают оное от сего небесного огня, которой они полагают ему жилищем. Так меня побуждает думать то, что они его не боятся, ни почитают; ни кто ни когда ему не молится; благость, говорят они составляет его сущность, оно не может вредить; всякое благо, которое на земле бывает, от него проистекает. Не показалось ли бы по сему, что зрелище безпрестанных и всеобщих благодеяний Царя звёзд, который даёт жизнь, действие и силу всему на земле, долженствовало вдыхать сие слепое упование, представляя сие светило мира так, как божество его сохраняющее. Началом зла, по их мнению, есть только злой дух, который с существом всеблагим разделяет царство натуры (1), могущество их равно; и один столько занимается счастьем человеческим, сколько другой старается сделать их несчастными. Болезни, непогоды, голод, все наказания суть его дело и орудие его мщения. Чтоб укротить сие его мщение, то принуждены бывают приносить дары и возсылать молитвы сему злому божеству; страх, который оно поселяет во всех сердцах, есть чувствие, которое заставляет их приносить ему жертвы; почтение, которое ему делают, состоит в жертвах очистительных. Ему приносят недавно родившихся животных, оленей, собак (2), первые плоды звериной и рыбной ловли, и всё то, что имеют лучшего. Молитвы, которые к нему возсылают, состоят в прошениях или приношении благодарности; там нет ни храма, ни жертвенника, куда бы его поклонники долженствовали собираться; везде сей воображаемый бог может быть почитаем; он внемлет Коряку, который один в пустыни его просит, так как и соединённой семье, которая думает его умилостивить с благоговением упиваясь в своей юрте, поелику привычка к пьянству сделалась у сего народа действием касающимся до религии и основанием всех торжеств.

1. Однакож они допускают ещё богов низших или подчинённых: одни из сих составляют роды богов домашних, покровителей их жилищ; в отличнейших местах юрты поставляют они сих идолов грубо вырезанных и закопченных дымом; они по Корякски их одевают, привешивают к ним колокольчики, кольцы, всякого рода посуды железныя и медныя. Другие низшие боги по их мнению обитают на горах, в лесах, в реках. Это приводит нам на память нимф в Мифологии древних греков помещённых.
2. В путешествии моём часто мне попадались остатки собак, зарезанных и повешенных на кольях, которые свидетельствовали о набожности жертвоприносителей.

Добавка к размышлению

Из инструкции тобольского митрополита Антония Стаховского священнику Ермолаю Иванову, посланному среди прочего и в три Камчадальских острога, выдана в 1723 г.:

6) С сказавшихся не бывшими у исповеди, взять штраф по именному указу 1722 г. сентября 24 дня, в первый раз с разночинцев и посадских по рублю, с поселян по 10 денег, во второй вдвое, в третий втрое; а упорных выслать в монастырь.

8) Построенные часовни разобрать, а имущество часовенное отдать в приходские церкви.
9) Безпотребное свечевозжение пред иконами на внешних церковных стенах и над воротами запретить.
10) Отобрать от церквей и от мирян медные и оловянные иконы и кресты, кроме крестов на персях.

Источник - протоирей Прокопий Громов "Историко-статистическое описание камчатских церквей", 1857 г., репринтное издание 2000 г., стр. 5 (ПК, "Скрижали Камчатки").
То же в "Прибавления к Иркутским епархиальным ведомостям" N 14 (30 марта 1863 г.) с примечанием, что "Указом с. Синода 1721 года существование часовен было строго воспрещено." с. 192

Ермолай Иванов приехал на Камчатку в 1732 году.

Collapse )